Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:24 

KKM kink
Юри/Сара намеков Юри не понимает, на соблазнение поддается плохо поэтому Сара решает опоить его любовным зельем, но по какой-либо причине выпивает его сам. POV Сары, страдания по поводу своей слабости, зависимости, рушащихся планов.

URL
Комментарии
2009-03-21 в 18:08 

Ночь. Луна освещает две фигуры на широкой кровати.
— Тебе некуда бежать, – голос Мао полон предвкушения. – Сегодня ты дашь мне все, чего я так долго хотел...
— Юури! – Сара дергает связанными и заведенными вверх руками. Он абсолютно не помнит, как оказался в таком положении. Связанный, обнаженный и беспомощный, в полном распоряжении сококу.
— Ты так долго играл со мной, – возбужденно шепчет Юури, – но теперь игры закончились. Ты будешь делать все, что я прикажу. Ясно, Сарареги?! – на последнем слове Мао почти рычит, запуская пальцы в спутанную гриву светлых волос Сары, показывает свою власть над ним.
— Да... – блаженно шепчет в ответ Сарареги. Как же давно он этого хотел! Подчиниться, отдаться, утонуть в омуте этих черных глаз... Он хотел этого даже больше, чем контроля над самим Мао. Это наилучший способ привязать Юури к себе, получить все и сразу: и сококу в любовники, и покровительство для себя, и защиту для своей страны. Да! Теперь Великий Шимарон не посмеет диктовать свои условия Малому! Теперь все будет так, как захочет Сара...
Тело горит огнем, оно жаждет нежности или грубости, подчиняться или властвовать, главное – с Юури... Наконец-то...
Сара раздвигает ноги, предлагая себя Мао и... просыпается.
Желтые глаза несколько секунд ошеломленно таращатся в потолок, а затем правитель Малого Шимарона утыкается в подушку и разочарованно стонет.
Опять!
Сколько же это будет продолжаться?! Красивое, горячее тело Сары жаждет секса. Ему плевать, сон там, не сон – подавай ему удовлетворение и все тут! Иногда Сара ненавидел себя за эту слабость. Тонкие пальцы привычно скользнули вниз живота и принялись поглаживать вставший член.
— Юури… – жарко шепчет Сара, вспоминая подробности сна. Конечно, его фантазии имеют мало общего с реальностью... но как же этого хочется! Блондин тяжело дышит, рука двигается все быстрее, прикосновения Юури из сна кажутся почти реальными...
Потом Сара недовольно плетется в ванную.
— Чертов Юури! – гневно шипит семнадцатилетний король. Страсть прошла, остались лишь ярость и оскорбленная гордость. – Ну чего мне не хватает?! Чего?! Почему ты не сделаешь этого, наконец?!
Юный король Малого Шимарона привык добиваться всего, чего желает. Что-то давалось ему легко, что-то – в результате долгих манипуляций и интриг. Он всегда умел дожидаться подходящего момента. Умел молниеносно атаковать замешкавшегося или расслабившегося противника. Льстить, шантажировать, обманывать, соблазнять... Ну ладно, может, в последнем у него было не так уж много опыта. Сара привык к тому, что на него «западают» сразу и надолго. Он прекрасно понимал, что его стройное, молодое тело, роскошные светлые волосы и необычные золотые глаза невероятно привлекательны для многих мужчин и женщин. А если он постарается – то для всех. Красота – страшная сила, и кому, как не красавцу-блондину это не знать? Так почему же, черт возьми, на Юури это не действует?!
Стать другом Мао было проще простого. Юури наивен и доброжелателен ко всем. Но вот дальше дружбы дело не продвигалось. Юури искренне восхищался «другом Сарой», но не более того. Томные взоры и прозрачные намеки на него не действовали. Черт, уже все окружение Мао сообразило, в чем дело, законный жених Юури явно мечтает придушить Сарареги, а до самого Юури до сих пор не дошло! Кажется, весь замок втихомолку посмеивается над Сарареги и его бесплодными попытками соблазнения!
Черт! Черт! Черт!!!
Сара мельком замечает свое перекошенное от ярости лицо в зеркале, и это действует на него, как ведро ледяной воды. Нужно успокоиться. У оригинального, запоминающегося лица Сарареги есть странная особенность – когда на нем проявляются негативные эмоции, оно становится совершенно некрасивым. Считается, что красивое лицо красиво всегда, но это явно не про него. Нельзя терять контроль над собой, иначе он распугает всех, кто это лицо увидит. Так что – контроль, контроль и еще раз контроль!
Сарареги улыбнулся своему отражению, убедился, что улыбка вышла обворожительной, и вышел из ванной.
В конце концов, у него оставался способ заполучить Мао. Но это – крайний случай, только если ничто иное Юури не возьмет...

***
— Юури! Как я рад, что ты приехал! – радость в голосе Сарареги почти настоящая. Он действительно рад видеть Юури, но еще нужно продемонстрировать всем окружающим свои добрые намерения и искренность характера. Ну да, Сара – наивный, семнадцатилетний юноша, и его чувства к Юури подлинны и бескорыстны... Вот только верит в это один только Юури. Взгляд Гюнтера фон Криста полон недоверия. Вольфрам фон Бильфельд смотрит с откровенной ненавистью. Карие глаза Конрада Веллера спокойны и безмятежны, на лице застыло вежливо-доброжелательное выражение, но Сару этим не проведешь. Веллер – идеальный телохранитель, все эмоции держит в узде. С такой же улыбочкой и убить может. Совсем как Бериес...
— Давно не виделись, Сара! – а вот у Мао улыбка совершенно искренняя. Ни малейших сомнений в честности «друга Сары» он не проявляет.
— Я так скучал по тебе, Юури! – Сарареги воркует, осторожно приобнимая Юури за плечи. Они уже идут по замку, остальные мазоку слегка отстали, чтобы не мешать королям разговаривать.
— Я тоже скучал, Сара! Надеюсь у тебя все в порядке? – этот болван будто бы не замечал ни прикосновений, ни тона Сарареги! Да как еще ему намекнуть, не выходя за рамки приличия?! Нет, если бы свита Юури оставила их наедине, Сарареги бы не задумывался об этих глупостях, но не бросаться же на короля страны демонов в их присутствии! А если еще Юури его оттолкнет...
— Конечно! А как ты, Юури? Кстати, давно хотел спросить: вы с лордом фон Бильфельдом помолвлены, не так ли?
— Ну... так, – несколько неловко признал Юури.
В том, что между этими двумя не было и искры страсти, Сарареги убедился уже давно. Вольфрам ему не соперник. Но все же стоит выяснить об этом побольше. Ведь если смотреть объективно – зеленоглазый мазоку очень красив. Другое дело, что он своей красотой пользоваться не умеет... Но, все же, это не причина для такого равнодушия со стороны жениха. Тогда в чем причина? Может Юури не любит блондинов? Но тогда у Сары будут большие сложности. Или – о ужас! – у Юури есть возлюбленный, и он настолько влюблен в него, что не обращает внимание ни на Сару, ни на Вольфрама?!
— Это прекрасно, когда у тебя есть любимый человек, – мечтательно произнес Сарареги, наблюдая за реакцией сококу. Влюбленный в такой ситуации обязательно расплывется в идиотской улыбке, просияет или еще как-нибудь себя выдаст...
Но Юури смущенно кашлянул.
— Ну, мы с Вольфрамом просто друзья!
—Правда? – Сарареги изобразил легкое недоумение.– Но он ведь твой жених? Ты его не любишь?
— Но мы же оба парни! – неожиданно вскрикнул Юури.
— И что? – ляпнул, не подумав, Сарареги. Заявление показалось ему настолько идиотским, что он не удержался. То, что Юури и Вольфрам оба парни, видно с первого взгляда, так зачем Мао об этом ему сообщает? Или Сара перестарался с образом наивного юноши и Юури теперь считает его идиотом?
— Ну... там, где я родился, принято любить девушек, а не парней... – принялся объяснять Мао. Слушая его путаные объяснения, Сарареги поражался все больше. Оказывается, Юури, который вообще не признавал каких либо предрассудков, вырос в абсолютно ханжеской, нет, идиотской стране! Любить только женщин, заводить с ними семьи, производить потомство и считать «грязными и неестественными» отношения с партнерами своего пола?! Что за бред! И Юури – Мао, который успешно разрушил предрассудки всего человечества в отношении мазоку, верил в это?!
— Ну, согласись, Сара, это же неправильно, когда мужчина любит мужчину! – вдохновенно вещал Мао. – Вот ты, у тебя есть кто-то, кто тебе нравится?
Наверное, лучше было солгать. Но Сара не выдержал. Столько эротических снов, фантазий о будущем с Юури, надежд... И все это неосуществимо из-за глупого предрассудка?!
— Есть. Мне нравишься ты, Юури!
Юури резко остановился, будто налетел на невидимую стену. Изумленно уставился на Сару.
— Н-но... ты ведь имел в виду, нравлюсь как друг, правда, Сара? – с идиотской надеждой спросил Мао.
Сарареги захотелось наброситься на недоумка с кулаками и выбить все глупости из этой тупой башки! Его любовь отвергали, да еще по такой абсурдной причине! Хотелось высказать все, что Сара думает об идиотской культуре родины Юури, и о самом Юури тоже много чего хотелось сказать! Остатков самоконтроля хватило только на то, чтобы судорожно сжать зубы, а вот на то, чтобы контролировать выражение лица, сил уже не было. Губы дрожали, а глаза предательски наполнились слезами.
— Сара... – голос Юури звучал тихо и растерянно.
Плевать! Сара яростно ударил по протянутой к нему руке и, развернувшись, почти побежал по коридору в свою комнату. Он понимал, что бросать гостя без объяснений – высшая степень хамства, но если он сейчас останется рядом с Юури, то устроит позорную истерику у всех на глазах. Лучше уж потом извиниться, что-нибудь соврать, разыграть очередную, заранее придуманную сценку. Только бы не оставаться рядом с этим идиотом!
В своей комнате Сарареги рухнул на кровать и, уткнувшись лицом в подушки, пролежал до вечера. Заходил Бериес с сообщением о том, что объяснил поспешное исчезновение своего короля приступом нездоровья и разместил всех гостей в отведенные им комнаты. Так же верный Бериес рассказал о желании Мао поговорить и извиниться перед Сарареги. Сара буркнул: «Ни за что!» и Бериес ушел.
Правитель Малого Шимарона чувствовал себя разбитым и униженным. А самое ужасное – он не переставал хотеть Юури. Он понимал, что за одну ночь с Юури готов пожертвовать всем. Сарареги прекрасно сознавал свою слабость, но ничего не мог с собой поделать. Желание заполучить Юури превращалось в навязчивую идею. Уже не так важно было покровительство Шин-Макокку и защита от Великого Шимарона. Только Юури. Только этот упрямый, наивный черноглазый демон, который ДОЛЖЕН оказаться в постели Сары. И неважно, что будет потом.

URL
2009-03-21 в 18:08 

***
Сарареги бросил мимолетный взгляд в зеркало. Вроде все в порядке. Золотые волосы приподняты и уложены в затейливую прическу, распустить которую, однако, дело трех секунд – нужно всего лишь выдернуть две тонкие, длинные заколки. Такая прическа превосходно подчеркивает изящную шею юноши. Наряд, облегающий идеальную фигуру, подобран в золотых и алых тонах. Алый – цвет страсти, агрессии, необузданности. Самый подходящий цвет для сегодняшней ночи.
Сегодня он, наконец, получит Юури. Жаль, что не получиться сделать это своими силами... Но развеивание твердых принципов – дело долгое и хлопотное, к тому же, требующее постоянного контакта с объектом. А Юури не останется в Малом Шимароне навсегда. Скорее, после опрометчивого признания Сарареги он попытается уехать под предлогом внезапно возникших дел. Значит, действовать нужно сейчас. Юури хотел извиниться? Вот и отлично. Бериес проводит его в комнату к Сарареги-хейка. Свиту будить не надо, поздно ведь уже. Да и Сарареги-хейка очень стыдится дневного инцидента и хотел бы поговорить с глазу на глаз. Милый Юури, разумеется, купится на всю эту чушь, и вот тогда...
Сарареги повертел в пальцах маленький флакончик и спрятал его в потайной кармашек в рукаве. К черту самолюбие. Он слишком хочет Юури. И если единственный шанс заполучить его – приворотное зелье, значит так и будет. Он подольет его упрямому сококу в чай, и через пять минут после того, как Мао выпьет его, сам будет срывать с Сары одежду.
Сара возбужденно заерзал в кресле. Да когда же он придет?! Будто в ответ на его мысли дверь распахнулась, впуская Мао. Бериес заходить не стал, а поклонился и аккуратно прикрыл дверь снаружи.
Сара старательно изобразил смущение.
— Юури... проходи, садись, – он указал на кресло напротив.
Мао молча сел, не сводя напряженного взгляда с Сарареги.
— Позволь предложить тебе чаю, – блондин изящно поднялся из кресла и подошел к небольшому столику в отдалении. На столике уже стояли чайник и чашки. Столик был расположен позади кресла Мао. Если Юури захочет пристально наблюдать за действиями Сары, ему придется невероятным образом извернуться, в своем кресле.
— Тебе с сахаром? – поинтересовался Сара, разливая чай в две одинаковые чашки.
— Да, – обычно многословный Мао сейчас отвечал очень коротко.
«Точно, уедет, – мрачно подумал Сара, – сейчас быстро принесет извинения, предложит остаться друзьями и уедет, «забыв», пригласить меня в Шин-Макокку. Черта с два! Если уж все равно уедет, то хотя бы сегодня я получу от него то, что хочу!»
Сара добавил зелье в одну из чашек, подождал, пока растворятся пузырьки, и отнес обе чашки на другой столик – тот, что находился между их креслами. Поставил перед Юури чашку с зельем, свою возле себя... Неожиданно сильно стукнула оконная рама, и в комнату ворвался поток холодного воздуха.
— Я сейчас закрою, – уже закрывая окно, Сарареги услышал грохот. Обернувшись, он увидел опрокинутый столик и Юури, удерживающего обе чашки в руках.
— Прости, Сара, я случайно, – оправдывался Мао.
— Ничего страшного, – Сара поставил столик на место. Юури поставил на него чашку Сары и тут же отхлебнул из своей.
«Отлично. Теперь надо протянуть время».
— Юури, тебя очень шокировало то, что я сказал тебе днем? – Сара опустил глаза и изобразил печаль. Надо сказать, это потребовало изрядных усилий: печалиться, когда губы норовят растянуться в торжествующей улыбке – крайне сложное занятие.
— Для меня это действительно было неожиданностью, – ответил Юури. – Я... мне еще никто никогда не говорил таких слов.
— Правда? – удивился Сара. Чтобы у Мао и не было поклонников?
Юури смущенно улыбнулся.
— Ну, Конрад так говорил, но он любит меня как младшего брата. И Гюнтер тоже говорил, но, по-моему, он просто подшучивает надо мной.
— Но я не шучу, – тихо ответил Сара. – Ты нравишься мне. По-настоящему нравишься, Юури.
Уже произнося эти заранее заготовленные слова, Сара вдруг понял, что говорит правду. Он так долго отрицал это... Оправдывал свое поведение гормонами, но... Он, великий интриган и манипулятор, обманывал сам себя. Когда же это перестало быть игрой в соблазнение и стало соблазнением настоящим? Когда он понял, что Юури нужен ему, и ради получения его Сара пойдет на все? Пренебрежет политическими выгодами и здравым смыслом? Когда это произошло?!
— Ты очень красивый, Сара, – тихо ответил Юури. – Когда я впервые увидел тебя на балу, я подумал, что, будь я девушкой, сразу бы влюбился...
— Но какая разница?! – Сара резко вскинул голову и тут же застыл, опасаясь за сохранность прически. – Какая разница, Юури?! Это ведь так же глупо, как и осуждать за любовь к мазоку! Совсем недавно это считалось преступлением, но ты сумел изменить это! Почему же ты сам поддаешься столь глупым предрассудкам?!
— Но мы же оба парни! – в отчаянии воскликнул Юури. – Ведь кому-то придется... ну ты понимаешь... быть снизу!
Сарареги почувствовал нарастающее возбуждение. Тело опять горело, но сегодня что-то было не так... Он никак не мог совладать с собой.
— Тебя только это смущает?! – выдохнул он.
— Да... то есть, нет! – торопливо поправился Юури, сообразив, что сказал.
Сарареги улыбнулся: торжествующе и одновременно соблазнительно.
«Все просто прекрасно, если это единственное, что мучает Юури, то я... да что же со мной?!»
Сара часто и тяжело дышал, даже скрывать возбуждение он уже не мог, не то что сдерживаться...
— Сара? Тебе нехорошо? Ты так покраснел... – Юури и сам порозовел и, похоже, уже не сомневался, что происходит с «другом Сарой»...
Взгляд Сарареги упал на одинаковые чашки, и он мгновенно понял, в чем дело. Проклятое зелье!
— Ты... ты специально их заменил?! – жалобно произнес он.
— О чем ты, Сара? – смущенно произнес Юури – я...
— Я не могу больше...
Сара понимал, что все летит в тартарары и он сейчас все разрушит своими же собственными руками... Но справиться с желанием уже не мог. Он вскочил, выдернул заколки, высвобождая водопад светлых волос, потом принялся судорожно стаскивать с себя одежду.
— Я покажу тебе, Юури... – шептал он красному, как одежды Сары, Мао, – я сам буду снизу... только не отталкивай меня!
Мао поднялся и сделал шаг вперед.
— Сара... я не знаю... ты мне нравишься, но...
Дальнейшие глупости Сарареги слушать не стал. Впился в такие желанные губы жадным поцелуем и прильнул к Юури всем телом. А секунду спустя Юури обнял его. Они целовались жадно, исступленно, и Сара торопливо расстегивал черную одежду Мао. Наконец, они оторвались друг от друга, но лишь затем, чтобы перехватить глоток воздуха.
— Сара... – блаженно прошептал Мао.
— Идем... – Сарареги потянул его к кровати.
— Да... покажи мне это, Сара...

***
Юури уже заснул, а Сарареги задумчиво поглаживал его черную челку. Желание блондина было полностью удовлетворено, но... почему-то ему казалось, что он потерял что-то важное. Какую-то частицу себя.
«Какой же я глупый. Вместо того чтобы привязать к себе Мао, привязался к нему сам. И что теперь будет? Рано или поздно ему придется уехать в свою страну».
Сердце болезненно сжалось.
«Влюбился. Я, который всегда считал себя хладнокровным и циничным – влюбился. Как глупо».
Сарареги наклонился и легонько поцеловал спящего Юури. Ему все время хотелось прикасаться к сококу, чувствовать, что он рядом... Пока рядом.
«Не думаю, что Юури расторгнет помолвку. Его советники этого не позволят. Слишком большое оскорбление для одного из знатных мазочьих родов. Но он будет приезжать ко мне... Или перемещаться через воду».
— Юури, – тихонько зашептал блондин, – мне неважно, кто будет твоим законным мужем. Неважно, что ты уйдешь. Главное... не забывай ко мне возвращаться.

URL
2009-03-22 в 21:14 

Заявцик плакал от счастья.

URL
2009-08-06 в 17:09 

Да - нежно, здорово получилось.

URL
2009-08-06 в 21:50 

Спасибо.
Автор.

URL
2009-12-29 в 01:00 

Жизнь – как коробка шоколадных конфет. Никогда не знаешь, что внутри.
Ааах... *всплакнул*

2013-10-28 в 20:04 

Потрясающе! до слез, спасибо):hlop:

URL
2013-10-28 в 21:25 

Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Воу, какие старые фанфики еще оценивают!:laugh:
Рада, что вас проняло.)

   

Kyou Kara Maou kink

главная